Пицунда.ru
Аквафон
А-Мобаил
История Пицунды

Документированная история Пицунды начинается во второй половине II века н.э., когда римляне построили здесь кастеллу – прямоугольную крепость с башнями по углам и у ворот. Ворота имели закругленный массивный фасад и прямоугольное внутреннее помещение, что было характерно и для воротных башен самого города Рима того времени. Внутри кастеллы раскопаны фундаменты большого каменного здания – претория, свидетельствующего наряду с другими данными о том, что в Питиунте тогда размещалось центральное командование целой группы гарнизонов, находившихся в северной Колхиде.

Интересные сведения о событиях у стен Питиунта в середине III века н.э. содержатся в «Новой истории» автора V века Зосима, рассказывающего о том, что после предоставления правителями Боспора готам кораблей для набегов на черноморские берега «варвары, прежде всего, напали на Питиунт, окруженный огромной стеной и имевший весьма удобную гавань. Когда Сукессиан, стоявший во главе местного гарнизона, выступил с бывшими там силами и прогнал варваров, то скифы, опасаясь, чтобы гарнизоны других укреплений, узнав об этом и соединившись с питиунским отрядом, не уничтожили их окончательно, захватили какие могли суда и с величайшей опасностью удалились домой, потеряв под Питиунтом многих из своих. Жители Понта, спасенные... искусными действиями Сукессиана, надеялись, что скифы, отбитые сказанным способом, никогда больше не осмелятся переправиться. Но когда Валериан отозвал Сукессиана, дал ему должность при дворе и вместе с ним занялся делами Антиохии и ее заселением, скифы снова взяли у боспорцев суда и переправились в Азию. Удержав суда и не позволив боспорцам, как прежде, возвратиться с ними домой, они пристали вблизи Фасиса, где, как говорят, было построено святилище фасианской Артемиды во дворце Ээта. Сделав безуспешную попытку взять святилище, они пошли прямо на Питиунт; без малейшего затруднения взяв укрепление и вырезав бывший в нем гарнизон, они двинулись дальше».

Это нашествие, однако, не привело к запустению Пицунды. В начале IV века здесь стояли уже не только полностью восстановленные и укрепленные дополнительными башнями стены кастеллы, но появилась и канаба – обширная, окруженная стенами и башнями территория, где располагалось поселение отставных легионеров и их семей. В таком восстановленном виде Питиунт сохранился до наших дней.

В непроглядных зарослях теперь прячутся мощные сегментообразные, прямоугольные и шестиугольные в плане башни, древние стены, облицованные плитняком с четырехслойными поясами кирпичной кладки, различные другие постройки, среди которых зернохранилища, бани, жилые и подсобные помещения.

В юго-западной части канабы вскоре после возведения ее стен римляне построили древнейший из известных на территории Восточного Причерноморья христианский храм-базилику. Он представлял собой прямоугольное сооружение с большой семигранной снаружи и изнутри апсидой. Особенностью храма был обход у апсиды, выделенный колоннами и характерный для поминальных римских храмов, посвященных апостолам и мученикам. Именно в этом храме, по-видимому, служил епископ Стратофил принимавший участие в Никейском соборе 325 года н.э.

В конце V – начале VI века пол этого храма был украшен богатейшей мозаикой, состоявшей из геометрических орнаментов и сюжетных композиций. Из «последних наиболее типична для позднеримских мозаик по своему оформлению монограмма Христа с альфой и омегой, передающая известную формулу из Апокалипсиса: «Я есть альфа и омега, начало и конец; жаждущему, дам даром от источника воды живой» – и заключенная в круглый медальон, который вписан в трапецию с изображением птиц и растений по углам. Трапеция оформлена листьями аканфа, между которыми расположена поврежденная временем греческая надпись: «В моленье за Оре... и весь его дом». Размер разрушенного пространства в конце имени, допускающий разместить здесь две – три буквы, позволяет предполагать, что в надписи упоминается известный христианский мученик Орентий. Сохранилась легенда о нем. В правление императоров Диоклетиана и Максимиана в конце III – самом начале IV века в борьбе с персами принимали участие семь братьев – христиан, среди которых был Орентий. Когда военные действия были перенесены во Фракию, Орентий совершил подвиг – победил в единоборстве вождя вторгшихся туда варваров. Император предложил Орентию и его братьям в честь победы принести жертву языческим богам и, получив отказ, сослал их сначала в Армению, где их подвергли зверским пыткам, а затем через Трапезунд в Абхазию – в Питиунт. На корабле братья один за другим погибли. Орентию привязали на шею камень и бросили в море, откуда его уже мертвого вынесли на берег ангелы. Последнего брата, Лонгина, похоронили в Питиунте.

Рядом с надписью среди тех же листьев аканфа сохранилось изображение коровы с теленком, олицетворяющих «семью» христиан, то есть весь христианский мир. Восточное располагалась композиция, изображающая фонтан живой воды, символизирующий христианское учение, а по его сторонам – фигуры оленя и лани с олененком, также олицетворяющие собой «жаждущих христиан» и иллюстрирующие следующие слова 41 псалма: «Как лань охотно стремится к источникам вод, так душа моя стремится к тебе, боже». Пространство между оленями и фонтаном заполнено птицами и ветвями растений. Западнее изображена финиковая пальма с плодами, которую с обеих сторон окружают животные, – здесь уцелели голова лани и птицы. В северной части мозаики изобилуют фигуративные изображения – ягненок, ваза, птицы, растения и т. д., в южной же преобладают геометрические узоры – мотив «пересекающихся кругов», широкие переплетающиеся полосы, образующие сетку, в ячейки которых в шахматном порядке помещены круги и квадраты, узор из переплетающихся ромбов со скрещивающимися изображениями рыб с птицами и т. д. Очень интересно цветовое решение различных фрагментов Пицундской мозаики: монограмма Христа с альфой и омегой – ярко-красная, а ее контур – черный, фон медальона и трапеции – белый, аканфового бордюра – черный, а изображения в нем составлены из белых, красных и коричневых кубиков смальты различных оттенков; фигуры больших оленей переданы объемно-освещенные части их тел составлены из белых кубиков, затененные – из красных. Даже контурные линии здесь передают степень рельефности – массивные части тел оконтурены черными кубиками, тонкие же голени – красными. Мелкие животные переданы одним цветом, а пальма исполнена черными и красными кубиками на белом фоне.

В 542 году персы вторглись в Восточное Причерноморье – началась 13-летняя персо-византийская война. В том же году, согласно сообщению византийского историка VI века Прокопия Кесарийского, византийцы, занимавшие Питиунт, «сожгли дома, до самого основания разрушили стены и, без малейшего промедления сев на суда и переправившись на противоположный материк, ушли в город Трапезунд. Правда, они причинили ущерб Римской империи разрушением этих крепостей, но этим же они доставили ей большую пользу, потому что враги не смогли завладеть этой страной; не достигнув никакого результата вследствие разрушения крепостей, враги вернулись в Петру». Весьма вероятно, что древнейший Питиунтский храм был разрушен персами именно во время этого похода. Во всяком случае, когда десятилетие спустя византийцы вновь заняли Питиунт, им пришлось на том же месте строить храм заново.

Новая базилика была разделена на три нефа прямоугольными столбами, имела с востока выступающую пятигранную апсиду, а с запада – нартекс. Сочетание пятигранной апсиды с прямоугольными столбами центрального пространства делает вторую базилику Питиунта уникальной, поскольку в других областях христианского мира применялись не столбы, а колонны. Сравнительно тонкие стены указывают на то, что храм имел деревянное стропильное перекрытие.

Прямых сведений об истории Питиунта в последующие века. Но в его башнях заметны культурные наслоения второй половины VI – VII веков, а в середине VIII века сюда абхазским князем Константином было послано какое-то письмо: на городище найдена подвесная печать с его именем, написанным греческими буквами.

К этому же периоду (вторая половина VI – IX вв.) могут быть отнесены и два других интереснейших архитектурных памятника Пицунды, находящиеся уже за пределами крепостных стен.

В пятистах метрах севернее городища, в зарослях, скрываются руины уникальной двухзальной церкви с двумя шестигранными снаружи апсидами. Каменный свод храма, ныне обрушившийся, держался прежде на арках, опиравшихся на центральный столб и пилястры, выступавшие из стен. В христианском мире известны еще только две такие «двойные» церкви. Обе они находятся в Малой Азии и датируются временем от второй половины VI до XI века.

Вблизи городища за зелеными остроконечными вершинами кипарисов белеют гладкие светлые стены и купол Пицундского собора – крупнейшего раннесредневекового храма Абхазии. Он относится к типу крестовокупольных, трехнефных и трехапсидных храмов, а размеры его в плане составляют 43,3 на 22,7 метра. Возведен он из камня и кирпича, причем в распределении этих материалов наблюдается определенный порядок. Стены храма внизу от цоколя сложены исключительно каменными блоками, затем кладка приобретает смешанный характер: ряды камня перемежаются с кирпичными прослойками. Чем выше, тем каменные прослойки тоньше, а кирпичные толще. Верхняя часть стен, барабан и покоящийся на нем купол, внутренние опоры-столбы сложены полностью из кирпича неодинакового размера, в арках он тоньше, в несущих частях (устои, стены) – гораздо толще, почти брусовидный. В верхних частях южной и западной стен видны декоративные вставки поперечных кирпичей – в одних рядах одиночных, в других парных. На центральной алтарной апсиде снаружи между окнами выложены толстым кирпичом кресты. Лишь северная стена снаружи совершенно лишена декоративных элементов. На западной стене на уровне хор видны следы заложенной в древности двери, через которую проходили женщины, допускавшиеся к богослужению только через хоры. Позднее ведущая на хоры наружная лестница была разобрана, а внутри возведена другая. Храм полон воздуха и света, его гладкие стены покрыты штукатуркой, некогда украшенной фресками, от которых теперь сохранился лишь пояс медальонов в алтаре, и каждый вошедший сюда сразу ощущает, что храм этот создан для праздничных, торжественных богослужений.

В XVI веке в западном помещении была построена усыпальница, стены, и потолок которой были богато расписаны, вероятно, мастерами из Старого Афона. Среди сюжетов росписи особенно интересны сцены «Несения креста», «Распятия» и «Плача». О том, что Пицундский собор был обновлен во второй половине XVI века, а вокруг него были возведены какие-то оборонительные сооружения, говорит сохранившаяся здесь греческая надпись: «Помяни, Господи, раба своего Пароскева Зографа (живописца), который создал это святилище и сей турлеон (башню) во время владычества тирана и католикоса Евдемона. Ты, господи, ведаешь все и исполни их милостью своею». В результате междоусобиц и угрозы нападения со стороны турок в XVII веке резиденция абхазских католикосов, до этого размещавшаяся в Пицунде, переместилась в Гелати. Собор был заброшен. Но он продолжал привлекать к себе как местное население, которое приходило к его стенам давать клятвы, так и чужеземцев. Здесь делали остановку запорожские казаки, ходившие набегами на Турцию.

В 1833 году храм посетил Ф. Дюбуа де Монпере, оставивший в своем дневнике следующую восторженную запись: «Вот я перед лицом одной из самых живописных руин, какие я только когда-либо знал. Мне говорили об этом здании с восхищением, но впечатление, которое оно производит, превзошло все мои ожидания – этот стиль, благородный и смелый, изумляет среди дикой природы Абхазии». После этого собор многократно привлекал к себе внимание исследователей. Однако пока точно время его постройки не определено. Одни авторы датируют его VI веком, другие XI – XII веками. Конструктивные особенности храма объединяют его с группой раннесредневековых церквей Абхазии (Лыхны, Симона Кананита и др.), что позволяет относить этот памятник к VIII – IX векам.

В 1960 – 1972 годах в помещении храма функционировал музей-выставка общества охраны памятников культуры, перенесенный позднее в стоящее рядом монастырское здание, построенное в 1913 году. В настоящее время в храме после проведения реставрационных работ разместился концертный зал; здесь установлен орган, созданный Потсдамской органной фирмой «Александр Шуке». В пицундском органе около четырех тысяч трубок, пятьдесят один регистр и три клавира. И звучат теперь над древними сводами храма торжественные фуги Баха, привлекая сюда многочисленных любителей классической музыки.

Местные жители рассказывают о храме такую легенду:

«Прекрасен и величествен этот храм. Едва ли найдется ему подобный по прочности и красоте... Поспорили когда-то зодчий храма и мастер, строивший водопровод на мысе, кто скорее выполнит свою работу. Проигравший должен был лишить себя жизни – броситься с крыши храма. Быстро поднимались стены храма. Но водопровод прокладывался еще быстрее, и когда встретился зодчий со своим соперником, тот показал ему водопровод, который уже был закончен. Пришлось, согласно уговору, подняться зодчему на недостроенный купол храма; бросился он оттуда вниз на камни и разбился насмерть, а на куполе осталась отметина-след его ног, углубление в растворе, которым скрепляли камень. Достроил Пицундский храм молодой его преемник. И если вы внимательно вглядитесь, то заметите, где кончил строить старый зодчий и где продолжил молодой».

Водопровод давно бездействует, и лишь небольшая часовенка, которую предание связывает с этим сооружением, продолжает стоять внутри церковной ограды. А Пицундский собор стоит и поныне во всем своем величии, к нему стекаются толпы народа, добром поминая безвестного зодчего.

Возможно, именно в XVI веке вокруг Пицундского храма была возведена мощная оборонительная стена. Материал, из которого она сложена, позволяет думать, что строители стены использовали в качестве каменоломни римскую крепость, стоявшую рядом. Об этом пишет и графиня П. С. Уварова: «В ограде найдете... булыжники, и глыбы тесаного конгломерата, и греческую черепицу, и кирпич, и обломки мрамора. Может быть, из тех же развалин происходят три мраморные зеленоватые колонны, приделанные к звоннице, две пестрые, более драгоценные мраморные колонны, которые находим в дверях водопроводной часовенки, и та ионическая капитель из белого мрамора, которую нам удалось разыскать в куче обломков, лежащих во дворе». Она упоминает об интересной легенде, связанной с этой стеной. Послушайте, что рассказывают здешние старики: «Посмотрите на ограду Пицундского храма. Она сложена будто второпях, будто ее строителям отпущено было времени в обрез, возвели они стену в считанные дни... А так и было. Нахлынули тогда на землю Абхазии завоеватели-иноверцы, все круша на своем пути... Храму на Пицунде грозило разорение, ибо не был защищен храм ничем, кроме патриаршего благословения. Тогда обратился патриарх ко всему народу, призвал спасти великую святыню в Пицунде. И прислушался народ к его голосу. Тысячи и тысячи собрались тогда у здания храма. Только стена высотой в пятьдесят локтей может спасти храм. Но неприятель уже близко. «Торопитесь! Пусть каждый положит вокруг храма один камень – и будет в стене десять тысяч камней. Пусть каждый положит по пять камней – и не взять врагу святыни!» – провозгласил патриарх, и закипела работа. С гор понесли люди к храму громадные валуны, камни из разрушенных городов везли издалека люди на повозках и несли на руках. Когда народ принялся возводить стену, едва вставало солнце. А в лучах заходящего солнца все увидели стену, воздвигнутую собственными руками...

...И когда подошел враг к Пицунде, он был изумлен, ибо только утром еще доносили лазутчики, что беззащитен храм. А сейчас громадная стена окружала святыню, и была она неприступна...»

В 1830 году русский военный гарнизон, обосновавшись в Пицунде, укрепил древние стены, пристроив в углах обширные бастионы.



Бронирование on-line

Рекомендуем